Первый снег

Встретив Новый год весело, мирно и по-семейному (то бишь один вечер с моими родителями, один вечер — с ее), нынче мы с женой три часа прогуляли по Царскосельским паркам. Начали от недавно установленной у Руины статуи по мотивам Дюрера, дошли до башни Шапель, прошли Арсенал, оказались у Ламского пруда, потом мимо Федоровского городка вернулись в Александровский парк, глинтвейну выпили у лицея... Первый снег наконец прикрыл грязь. Посветлело. Чистота, уют. Народ веселый, беззлобный — в снежки играют, хохочут, поют песенки новогодние и стар и млад. Даже собаки сегодня какие-то особо добрые подбегали познакомиться и повилять хвостом, свидетельствуя свое почтение... Морозный русский рай.

А я все не мог отделаться от мысли, что где-то во мраке есть совсем иные люди. Кучки заживо сжигаемых тщеславием особей, с пеленок имеющих высшие образования, но от Бога бездарных и потому не способных ни на что дельное; ведь растить хлеб, варить сталь, ловить убийц, запускать ракеты и расшифровывать геномы — это все удел быдла; рафинированный интеллигент только болбочет о том, как все всё плохо и неправильно делают, но сам не делает ничего и никак. И вот в это самое время, время повального незамысловатого счастья, они там сговариваются в своем твиттере, как бы, вновь напялив камуфляж мучеников за демократию, еще половчей испортить и опоганить жизнь миллионам нормальных людей.

(Относительно термина «мученики за демократию» см.: Курт Воннегут, «Колыбель для кошки» — «Эти рюди, сэр... и быри сито мусеники за Зимокарасию»).

Categories: Мысли вслух | Tags: , | Leave a comment

2012+

Уважаемые гости! Всем, кто меня уже поздравил (им отдельное спасибо и пожелание здоровья), всем, кто нет, и, безусловно, всем, кто просто захаживает сюда почитать маленько —  с Новым годом!

Честного вам в наступающем году личного выбора!

Ибо «чем кумушек считать, трудиться...»

Впрочем, я помню, что басня, где мартышке удалось возглавить движение «За честные выборы», кончается словами: «Но Мишенькин совет лишь попусту пропал». Надеюсь только, что с падением гнилого царизма, при котором творил Крылов, что-то, может, и переменилось :- (

Categories: Uncategorized | Leave a comment

Декабрьские тезисы

Первое.

Капитализм способен напрягаться ради построения общества всеобщего благоденствия только пока это является частью его напряжения в борьбе с альтернативным социальным строем. Социализм пал — и всеобщее благоденствие сдулось. Поляризация богатства и бедности, прав и бесправия даже в развитых странах — снова по типу конца девятнадцатого века, когда СССР еще не напугал их альтернативой.

Второе.

Капитализм способен развиваться только пока ему есть куда втюхивать все возрастающий поток товаров и услуг. Если поток перестает возрастать, капитализм впадает в депрессию. Если становится некому втюхивать, капитализм умирает, превращается в фашизм и пр.

На то, что ныне рынки сбыта вновь удастся расширить, не приходится надеяться. Земля кругла, невелика и уже порядком насыщена пепси-колой. А небесные тела и подавно не заинтересованы в джинсах и гамбургерах. Даже с помощью самых совершенных марсоходов вряд ли удастся наладить сбыт тампаксов среди прекрасных марсианок в количествах, способных загрузить производственные мощности и обеспечить наличие рабочих мест.

Раздувание спроса через кредитование тоже достигло предела и рухнуло.

Основной задачей капитализма является теперь не ниспровержение социализма, но создание мировой ситуации, когда никто и никогда в мире НЕ СМОГ БЫ ВОСТРЕБОВАТЬ АМЕРИКАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОЛГ. Чтобы к пахану никто даже не смел подойти с вопросом «Ты у меня чирик занимал до получки, так не пора ли отдать?» без перспективы услышать в ответ: «Отвянь, чмо, не то кровью умоешься». Ну и попутно — когда никто никогда не мог бы напомнить, что у капитализма был мощный и перспективный, качественно своеобразный конкурент. Хоть и со своими тараканами.

Фактически единственное, что может отодвинуть окончательное самоотравление капитализма продуктами собственного метаболизма в замкнутом объеме — это превращение России и ее ближнего зарубежья в безропотный даже не столько сырьевой придаток, сколько питомник пушечного мяса и пространство сбыта того, что уже на фиг никому не нужно.

Такое превращение лет на двадцать решило бы обе насущнейшие проблемы: есть, кого гнать на иранские и китайские пулеметы и есть, кто будет покупать растущие горы изобилия. А за эти двадцать лет передовая американская наука, наполовину состоящая из перекачанных туда чужих мозгов, создаст силы и средства надежной зомбификации людей — и тогда все сложности мировой олигархии будут окончательно преодолены. Успехи наук о человеке сейчас таковы, что нужно еще каких-то два-три десятка лет — и с человеком можно будет делать, что угодно. Во имя демократии и общечеловеческих ценностей, разумеется. Человек даже не заметит. Будет свободен и счастлив. Будет крутиться и вертеться посреди все более дорогого и все более хлопотного изобилия. Будет, как говаривал Хасс в незабвенном «Мертвом сезоне», «рад оттого, что солнце светит, что помидор красный, что днем он получит миску горохового супа, а ночью женщину». Не беда, что тогда человечеству придет конец (ведь тут-то и распахнется главная пропасть — полное отсутствие перспективы). Важно, что особняки в Беверли-Хиллз на некоторое время станут еще роскошнее.

То есть нормальные простые люди ТАМ сейчас этого тоже не понимают. Мы сейчас говорим не о славных американских работягах. И не о тех, кто исповедуя Христа или еще кого, с искренним состраданием едут из Мэна, скажем, в Африку учить и лечить людей, есть ведь и такие. Есть и такие, кто совершенно искренне сочувствует русским и из самых лучших побуждений долбит: «Вам не хватает свободы». Мы говорим о государственной политике, к выработке которой эти гуманисты не имеют ни малейшего касательства. Государственная политика всегда предельно эгоистична. Альтруизма она позволить себе не может — не затем люди берут власть, ведь при власти они ОТВЕЧАЮТ ЗА СВОЮ СТРАНУ. Политика всякого нормального государства направлена только на защиту интересов этого государства. Горбачевых в Америке нет и не будет, там люди знают, почем фунт лиха, не в пионерах росли. Только этот юродивый, до сих пор не способный угомониться, мог, когда его уже вынесли из Кремля, звонить Бушу и просить его помочь новой России. Не оставить ее, так сказать, без мудрого совета и отеческой заботы.

Полная дебилизация населения и полное отсутствие собственного производства — вот что им от нас надо.

Как ни странно, нашим олигархам надо от нас то же самое.

Во-первых, потому, что перепродавать по сто раз то, что где-то произвели другие, гораздо легче и в краткосрочной перспективе выгоднее — поэтому наш капитализм не продуктивен, а спекулятивен. Я просто по рассказам капиталистов-друзей знаю, насколько белыми воронами являются у нас те, кто пытается именно что-то ПРОИЗВОДИТЬ.

И во-вторых, чтобы не вякал никто о светлом будущем, о великом прошлом, а главное, о том, что есть в жизни настоящие человеческие радости, испытать которые — страшно подумать! — вполне можно без экстази и без энергетических дринков, а просто ЧТО-ТО ПОЛЕЗНОЕ И НОВОЕ СДЕЛАВ. Все люди, которые это помнят, понимают и знают, должны вымереть. Такие персонажи — как песок в их колесах.

Третье.

Есть такая штука: система сдержек и противовесов. На ней всегда держится любая мало-мальски процветающая стабильность.

Я очень плохо отношусь к чиновникам. Кто читал меня — это знает, я им спуску не давал ни на теоретическом уровне, ни на публицистическом. Да, они срастаются с олигархами, да, они тоже норовят стибрить и слинять, да, они тоже презирают народ. Но тем не менее ныне это ЕДИНСТВЕННАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ОЛИГАРХАМ, единственный их соперник внутри страны. Это единственная сила, которая до сих пор требует от олигархов хоть что-то самим производить. Которая хоть как-то не дает толстосумам стать людоедами. Которая осчастливливает нас не наглыми ваучерами, не завораживающими обещаниями пересадить всех депутатов на отечественные автомобили (под этим лозунгом, кто забыл, переехал из Нижнего в Кремль красавец брюнет Немцов). Нет. А время от времени кидает пусть с перепугу, пусть под нашим давлением, пусть жалкие, унизительные, однако — РЕАЛЬНЫЕ подачки.

Вот такие у нас сейчас злосчастные сдержки и противовесы. Других просто нет. Хрен редьки не слишком слаще — но дело в том, что они в какой-то степени все же уравновешивают друг друга в нашем пайке. Только пока члены этой сладкой парочки не дают один другому стать полновластной силой, мы еще можем как-то на них воздействовать.

Не имеющие альтернативы ставленники аппарата у нас уже царили — при Союзе. Получилось нехорошо. В стране остались только умные нищие энтузиасты и тупые разжиревшие управленцы.  Некоторые элементы свободы затем возникли лишь потому, что власть распалась на две основные силы — наследников этих разжиревших управленцев, то есть нынешнее чиновничество, и нуворишей, разжиревших бандюков.

Чиновникам страна все-таки нужна — без нее им будет нечем править и тем самым не с чего кормиться.  Олигархам страна не нужна вообще. Их прокорм с другого угодья.

Как только у нас придет к власти ставленник капитала — снова исчезнет единственная возможность маневрирования. Исчезнет последнее препятствие к тому, чтобы в стране остались только барыги и их холуи. Крезы и их прислуга. Бандиты в законе и их шестерки. Остаткам нищих энтузиастов, которые двигали страну при социализме и по инерции продолжают еще плохо-бедно двигать ее сейчас, места окончательно не станет.

Однако именно такая Россия как нельзя лучше устраивает систему развитого капитализма.

Отсюда — четвертое.

В ответе на одно из писем здесь, на гостевой, я недавно сформулировал «правило буравчика» и повторю его на первой странице.

Если одолели сомнения, если все властные рожи кажутся одинаково мерзкими, если хочется уже просто хоть каких-нибудь, только бы перемен, если чьи-то беспочвенные, но сладкие посулы кажутся соблазнительнее горьких, но неминуемых перспектив, перед тем, как что-то решать, просто посмотрите вокруг.

Последние годы неопровержимо доказали хотя бы одно. Если воры, уже правившие нами при Ельцине (и обобравшие до нитки), называют кого-то вором — значит, он мешает им воровать. Если от кого-то пахнет Госдепом — пусть он трижды хороший музыкант или писатель, в политике от него надо шарахаться, будто от запаха серы. Если американцы что-то у нас хвалят, значит, это «что-то» — мина замедленного действия. Если американцы у нас кого-то поддерживают — значит, это очередной могильщик нашей страны. Если американцы что-то нам советуют или чего-то от нас требуют — надо по мере сил поступать наоборот. Если тот или иной наш чиновник, хоть самый высший, при всех своих недостатках и при всей, кстати, ограниченности своих возможностей не дает им тут развернуться, надо его в этом поддерживать. Просто же.

А насчет того, что все участники митингов получают доллары — так не надо быть дураками и любую верную мысль доводить до абсурда. Платят только тем, кто понимает, что происходит. Остальные и сами придут — потому что им прикольно. А то и в чаду идеалов. Путиловские рабочие тоже не получали денег от кайзера и за бесплатно шли на штыки юнкеров, белогвардейцев и интервентов. Толку-то? Отсутствие иностранных субсидий ума им не прибавило.

Categories: Мысли вслух | Tags: , | Leave a comment

Не буди лихо

Соблюдение общепринятой системы условностей, отделяющих допустимое поведение от недопустимого — важное, ответственное и порой трудное дело. Это вовсе не конформизм. Это уважение к окружающим.

Те, кто полагает, что по каким бы то ни было причинам они выше условностей — рискуют взорвать наш хрупкий гражданский мир и первыми попасть под его осколки. Те, кто полагает, что они могут себя вести, как им заблагорассудится, ломая, что называется, устаревшие стереотипы, свободно самовыражаясь и пр., но все остальные при том обязаны в ответ вести себя прилично, не нарушая социальных табу — заблуждаются самым инфантильным образом.

«С жестокой радостию» наблюдал вчера в новостях потоптанных и политых белорусской зеленкой украинских дур. Не могу отделаться от ощущения, что эти тщеславные эксгибиционистки впервые в жизни напоролись на нормальных мужиков.

Полагаю, на их выходку отреагировало как раз то самое гражданское общество, об отсутствии которого мы столько лет проливаем крокодиловы слезы. Те, кто надругался над голосиськами, уверенными, что им все позволено, в той же степени работники КГБ, в какой сами голосиськи — агенты ЦРУ.

Безобразие должно быть пресечено и получить воздаяние, а если те, кто обязан этим заниматься, боятся упреков со стороны демократии, их функции берут на себя обычные люди. Как умеют.

Вот, кстати, прекрасная музыкальная иллюстрация к страданиям невинно поруганных голосисек.

Naliot

Categories: Мысли вслух | Tags: | Leave a comment

О свободе духа

За последние дни весь цивилизованный мир вдосталь похохотал над нелепыми корейцами, рыдающими по своему незабвенному вождю на площадях, в офисах и у эскалатора центрального универсама. Убедились в том, что и до того знали: дикари! А для многих: не просто дикари, но, ясен перец, дикари под красным флагом, с неправильным чучхе вместо правильного паджеро.

Это мы — дикари.

Вот цитата из древнекитайской книги ритуалов: «...Рыдание чжаньцуй нескончаемо длится и возобновляется, рыдание цицуй нескончаемо длится, но не возобновляется, рыдание дагун трижды изменяется в звучании и переходит в плач с завыванием, рыдания сяогун и сыма [таковы], будто скорбь переносима».

Так надо было. Именно так, и не иначе, потому что зарыдать по родственнику близости траура чжаньцуй как по родственнику близости дагун было все равно что для члена Британского парламента при появлении королевы Виктории вдруг запеть на ломаном русском «Боже, царя храни».

Общее исполнение требований своей культуры дает людям ни с чем не сравнимое ощущение того, что они — вместе.

А мы скоро даже шапки на кладбище снимать перестанем, потому что голова мерзнет, а ведь моя голова — это единственная общечеловеческая ценность. Все остальное — предрассудки и пережитки.

И потому вместе мы теперь бываем только когда бухаем или ругаем Путина. А вне этих двух занятий (которые, безусловно, только и могут нам обеспечить свободу и демократию) мы с недоуменным испугом озираемся кругом и понять не можем: а где все? куда-то это они запропастились?

Categories: Мысли вслух | Tags: | Leave a comment

Опускаюсь до злобы дня

 

Даже не знаю, как сформулировать поточнее, отчего эта фигура, стоящая при входе на выставку средневековых пытошных орудий в Петропавловке, кажется мне столь глубоко символичной.

Наверное, из-за нашей страсти назло всякому разумению идти наперекор даже самым разумным, самым очевидным, самым здравым запретам. Так и мерещится, что завидев надпись на эшафоте, целые сонмища людей, которые, не будь ее, спокойно прошли бы мимо, тут же начинают, азартно пихаясь локтями, карабкаться под топор. Как это запрещено? Это же нарушает мою свободу, мои права человека! Это же угнетение! Я не согласен!

Для наших несогласных и прочих радикально и несистемно оппозиционных я бы в качестве гимна предложил частушку, слышанную мною еще в босоногом детстве. «По деревне мы проходим девяносто девять раз. Неужели в сотый раз никто по морде нам не даст?»

Им-то по морде никто не даст. Если и дадут — то маненичко, ни костей, ни жизни не ломая. Но мы-то...

Если мы, поддавшись на их «слабо», дадим заманить себя на эшафот — будто нам эшафота девяностых было мало — то ахнуть не успеем, как очнемся в уже окончательно, просто вдребезги разбитой на десятки ничтожных протекторатов стране. Там будет свобода с азартным смехом валить кучи на могилу Неизвестного солдата — кто навалит больше, тот и демократичнее. Там будет свобода хором спеть «Путин пидорас и гнида» прямо в Кремле. Там будет свобода забивать косячки и тешиться групповушкой уже в детском саду. Там будет свобода третировать косных сталинистов, предпочитающих грубо физиологичный, бездуховный гетеросексуализм. Там будет свобода выгонять из дому родителей, если они, совсем уж выжив из ума, вспомнят, что мечтать можно не только о гамбургерах и джинсах. Там будет свобода умирать за американскую мечту — сначала в Афганистане, потом, глядишь, и в Китае. Там будет свобода сдохнуть с голоду, не в силах найти работу из-за плохого знания английского языка.

И кроме этих и им подобных великих и драгоценных свобод там не будет НИ-ЧЕ-ГО.

Палач уже наготове.

Categories: Мысли вслух | Tags: , | Leave a comment

Когда молчат экраны

Всем, кто по тем или иным причинам пропустил ЭТО — надо смотреть. Вот просто НАДО, и все тут.

Ах, какой фильм сняли бы по такому сюжету про своих героев на Голливуде! Чтобы весь мир смотрел и завидовал, и восхищался, и ахал-охал. Да вот беда — это не их герои.

А мы все зверставми ГУЛАГа и советским недостатком ярких шмоток для угнетенных стиляг свои киноэкраны мараем. Да позарез нужными простому человеку сляпанными с унылой однотипностью бандитскими разборками светлых времен торжества демократии.

Александр Шалимов написал когда-то новеллу «Когда молчат экраны». Поставил в заголовке вопрос и вполне на него ответил.

Как хотелось бы теперь узнать, О ЧЕМ у нас молчат экраны и, главное, ПОЧЕМУ они молчат... В принципе ясно, конечно, но желательны подробности — кто конкретно и за скока :-))

Долдонят: зачем нам вкладывать деньги в космос, пускать их на ветер, это же так дорого!

Конечно, куда лучше влить еще немножко в банковский сектор. Всем сразу полегчает...

Вот на «Фобос-грунт» безвозвратно из наших с вами карманов, как любят говорить демократы, улетело в пустоту пять миллиардов, это же так много!

Только одна единовременная подкормка лужковым «Банка Москвы» из казны для «Интеко» стоила, если не ошибаюсь, от трех с половиной миллиардов до четырех. По-божески. И ведь все для людей, для людей...

Categories: Мысли вслух | Tags: , | Leave a comment

Опять же телевизор

Снова я согласился залезть ненадолго в телевизионный ящик. Трудно было устоять — очень уж тема была заявлена мне близкая.  И я не пожалел о своем согласии, оказалось любопытно. Например, у меня возникло убеждение, что молодые симпатичные ведущие и впрямь воспитаны в искренней уверенности, будто при СССР люди только и знали, что томились в неволе и страдали от невозможности купить джинсы и поддать в Париже.

Мораль: надо работать...

Почти не порезали. Кому интересно — вот:

http://www.tv100.ru/video/view/poshla-li-na-polzu-bratskim-gosudarstvam-razluka-s-sovetskim-soyuzom-63427/

Categories: Новости | Tags: , | Leave a comment

Об «Агрессии» Лоренца

Я убираю все свои скоропалительные соображения по поводу «Агрессии» и прочих работ Конрада Лоренца, которыми поделился по горячим следам, и взамен предлагаю уже вполне вдумчиво написанный, хотя и весьма беллетризованный текст, базой для которого явился доклад, сделанный мною вчера на конференции в нашем институте.

Categories: Мысли вслух | Tags: , | Leave a comment

Новая статья

Статья невелика. Но, по-моему, словам в ней тесно, а мыслям в самый раз. Словом, несколько моих соображений о свободе творчества опубликованы на сайте журнала «Фома» — журнал, подозреваю, как раз для таких, как я. Или еще лучших.

Кому интересно — прошу...

Categories: Новости | Tags: | Leave a comment

Вдогон к телевизору

Не люблю выступать прилюдно вслух, потому что потом неделями мучает стыд за то, что не успел сказать или не сумел сформулировать важных вещей. И пусть у радио или телевидения формат не тот, и пусть так, наверное, наоборот, живее и больше похоже на увлекательное шоу, а не на университетскую лекцию — все равно.

Вот к концу недели стал посвободнее — и спешу вернуться к главной своей теленедосказанности.

Конечно, и по иным затронутым в передаче вопросам есть что договорить — скажем, про казачий рейд в Душанбе. Я успел, кажется, оговорить, что вовсе не имею в виду предлагать милитаристическое решение конфликта — но не успел сказать, что имею в виду. А имел я в виду, что поведение в таких ситуациях должно быть МУЖЕСТВЕННЫМ — а именно: жестким, но сдержанным, уважительным к противнику и оставляющим возможность взаимно рыцарского примирения. Но не инфантильным: сначала прятанье головы под крыло, мол, само рассосется, а потом рев и топанье ножками, после которого уступить противник уже не может, не потеряв лица. И даже если под бешеным нынешним давлением Душанбе сейчас сдастся, надолго останется память об унижении и, как следствие, ненависть.

Но важней всего, конечно, тема коррупции.

В свое время я не где-то, а в своем художественном тексте — в «Человеке напротив» — впервые намекнул на одно из наиболее вероятных подспудных объяснений горбачевской антиалкогольной кампании. Эта акция перенаправила баснословные средства, которые получало государство от продажи спиртного, из общесоюзной экономики, к тому времени и так уже начавшей задыхаться из-за дефицита нефтедолларов, в руки новоявленных барыг, становящихся на ножки теневых миллионеров, и те именно с этого момента стали настоящими капитанами бизнеса, в считанные годы получив за свою паленку или спекулятивную импортную бормотень те деньги, которые позволили начать строить в стране капитализм. Лучшего способа быстро и естественно добить государственную экономику и одновременно накачать деньгами частный сектор просто не было. Отдавали ли Горбачев с Лигачевым себе отчет в таких последствиях своей заботы о народном здоровье — неизвестно, но их действительно умные и действительно образованные кукловоды не могли не иметь этого в виду. Родимые пятна такого появления на свет — беспомощность без государственной накачки, спекулятивность, полная неспособность реально что-либо производить, презрение к неизбежно вытравливаемому аборигенному населению (русскому быдлу) — отечественный капитализм несет на себе по сию пору и в обозримом будущем будет нести в полной мере.

Когда вышел «Человек напротив», еще был более или менее жив советский читатель с неатрофированными мозгами, поэтому никто мне отступлений текста в столь нелитературные области в вину не ставил.

Когда вышел «Се, творю», ситуация уже поменялась кардинально. Одной из основных массовых претензий к этой книге, сколько можно судить по сетевым отзывам и обсуждениям, было то, что книжка, мол, вроде и неплохая, но уж очень много в ней всяких рассуждений и вообще того, что НЕ ОТНОСИТСЯ К ДЕЛУ.

Меж тем именно в ней я впервые нащупал то, что теперь, по прошествии почти двух лет после написания, еще не раз и не два подумавши, всерьез полагаю самой главной тайной нашей современной экономики.

Вообще говоря, воры и взяточники были всегда и везде, и, вероятно, пребудут с нами неизмолимо. Но совсем иное дело — своеобразные экономики, где коррупция есть один из существенных элементов. Скажем, вошедший в притчу позднеимперский Китай, когда к любому чиновнику, помельче, покрупнее, без подарка просто идти было нельзя. Не поймут. Но дело в том, что тамошний чиновник нес массу этических обязательств, требовавших финансовых затрат — угощение любому проезжающему через область его юрисдикции коллеге, пир в честь любого вновь прибывшего к месту новой службы подчиненного, гуманитарные акции для местного населения, благотворительность и мелкий местный ремонт... Не перечесть. Жалованья на это не могло хватить никак. Коррупция стала дополнительной, прямой системой оплаты населением управленческих, посреднических и культурных услуг, оказываемых этому населению властными структурами.

У нас коррупция стала параллельной системой распределения средств от кучки тех, у кого их головокружительно много, всем тем, кто своей суммарной покупательной способностью только и обеспечивает экономический уж хотя бы не рост, но по крайней мере «стабилизец».

Само государство обеспечить минимально необходимую покупательную способность населения через бюджетное финансирование не может, у него — возможно, отчасти из-за плоской шкалы налогов — просто нет столько денег. Более или менее честно работающие фирмы и фирмочки средней руки этого тоже не могут — они зарабатывают деньги потом и кровью, а не гребут их из воздуха и не тырят из бюджета. Я же вижу, что уж не только, скажем, гуманитарные доктора наук вроде меня с нашей зарплатой в семнадцать-двадцать тысяч, но даже средние менеджеры с доходом в шестьдесят-восемьдесят-сто штук по нынешним меркам, вовсю вколачиваемым в мозги рекламой, весьма мало могут себе позволить. Во всяком случае, бешеный рост поголовья джипов и фортифицированной коросты особняков, еженощное сиянье дорогих клубов, стремительное взбухание пентхаусов и обвалы изысканных блюд, разливы французских духов и фонтаны «мадам Клико», вообще все, что сейчас считается единственно достойной человека жизнью и действительно обеспечивает и рост ВВП, и занятость населения, и прочие столь необходимые в двадцать первом века атрибуты успешного государства, дают Отчизне не они.

Денег сейчас по-настоящему достаточно только у тех, кто гребет их из сырьевой спекуляции и кто гребет их из бюджета не чайными ложками, но бочками сороковыми.

Однако эта группа тоже не может обеспечить своими покупками жизнеспособной экономики — во-первых, потому, что их относительно немного, а во-вторых, потому что покупки они делают главным образом за рубежом, здесь им покупать просто нечего.

Экономика современной России вертится за счет тех, к кому крохи денег от этих настоящих богачей перетекают по коррупционным каналам. Перекройте эти каналы — экономика встанет, полыхнет массовая безработица, прекратится строительный бум, позакрываются офисы и банки...

Надеяться на то, что коррупцию можно победить какими-то показательными процессами и вообще жесткостью наказаний — вот это действительно маниловщина. Сама экономика потребует возобновления массовой коррупции после любой встряски.

Если наши руководители этого действительно не понимают — они и впрямь ослы. Но скорее всего — понимают, просто вслух не говорят, потому что не знают из создавшейся ситуации выхода. Ведь помимо прочего, именно посредством коррупции в стране поддерживается вид какого-никакого, но процветания, и вдобавок покупается лояльность уже, думаю, многомиллионного социального слоя, от которого они сами, руководители, в первую очередь зависят.

Если честно, я выхода тоже пока не знаю. Коммунистическая программа изменения системы налогообложения увы, утопична, потому что деньги действительно просто уйдут из страны, и собрать не удастся даже былых тринадцати процентов.

Дело ведь еще и в том, что вообще вся мировая экономика сейчас сохраняет хоть какое-то движение только за счет виртуальных денег, так называемых пузырей. В 2008-ом в Америке лопнул один-единственный чирей — и последствия кризиса мир расхлебывает до сих пор. Похоже, общая стоимость реально создаваемых вещей в мире больше реальных доходов всех просто работающих людей на свете — и тем самым совокупная покупательная способность человечества может быть обеспечена только пузырями. Да вон, «Оккупируй Уолл-стрит» показывает, что у них там ровно те же проблемы. После распада СССР капитализму уже не приходится прикидываться, будто у него человеческое лицо, он стал снова вести себя в стиле девятнадцатого века, как полновластный, не имеющий альтернативы хозяин, то есть плюя на совершенно чуждые ему и лишние для него нужды всяких там нищебродов — и вот впервые после 17-ого года мы видим не инспирированное рукой страшной кровавой стремящейся к мировому господству сталинистской Москвы недовольство строем как таковым; дело оказалось все-таки не в Сталине, а в строе.

У нас же система пузырей приобрела вот такие специфические формы.

Я еще не готов начать тривиально орать, что с капитализмом все-таки явно что-то не то, у меня еще слишком живы воспоминания о пустых полках магазинов, о социалистической обуви, которую нельзя носить и о социалистических штанах, которые срамно надеть — но то, что капитализм явно забрел не туда, это факт.

В общем, надо думать вместе. Хладнокровно, занудно, не на митингах и не на ток-шоу. И не в стиле покойника Гайдара и прочих вечно живых непотопляемых реформаторов.

Categories: Мысли вслух | Leave a comment

Опять телевизор

Как-то так получилось, что почти подряд я снова оказался на сотом канале. На этот раз у Марианны Бакониной, в «Точке зрения». Тот, кто более или менее регулярно меня здесь читает, вряд ли услышит в передаче много нового, но у телевизора и смысл другой: сказать, пусть даже повторяясь, то, что полагаешь элементарно верным так, чтобы услышало побольше народу и при том так, чтобы это было живенько. В общем, кому интересно — вот:

http://www.tv100.ru/video/view/kosmicheskaya-neudacha-rossii-prigovor-rossiyskomu-letchiku-v-kurgan-tyube-61836/

Categories: Мысли вслух, Новости | Tags: , | Leave a comment

На пыльных тропинках

Все ж таки социальные чувства идут не от головы, а из много более нутряных областей. Куда в детстве вывихнулась душа, туда она потом всю жизнь и торчит, и вправить этот вывих ничем нельзя, хоть палками, хоть деньгами. Сломать можно, а вот заменить на противоположный — никак.

Уж казалось бы, ясно, что таким, как я, в нашем заповеднике болтунов и мелких менеджеров не место — и выдавливают нас, и вымаривают, и издеваются, как хотят... Вот придумали в связи с реорганизацией АН писать толстенные обоснования о перспективности уже сделанной и завершенной в последние пять лет работы. Бросай опять реальную работу, доказывай в сотый раз, что ты имеешь право на существование. А то вдруг ты зря свои гроши все эти годы получал. А когда меня в ментовке калечили, это ровным счетом никого не заинтересовало. Подумаешь, походит очередной высоколобый месячишко со сломанным ребром и лиловыми яйцами! На инвестиционных потоках это ведь не скажется!

А вот поди ж ты. Из-за этого чертова «Фобоса» всю ночь не спал, подушка просто кипела. Жгло стыдом так, будто это я лично жидко обделался на глазах у всего мира.

Наверное, им там тоже вместо штатной проверки двигателей очередные обоснования надо было сначала написать, это ж, ясен пень, важнее.

Представляю, как ликует теперь вся невинно поруганная нечисть, которую чуть пальцем тронь — президент уже осведомляется о ее здоровье.

Нет, есть в любви к Родине что-то от чувств дурака-мужа, которому все друзья уши прожужжали: ну твоя ведь тебе изменяет направо и налево, с ней только ленивый не спит, ты уже свободен от всех моральных обязательств, измени ей тоже! А муж только уныло головой мотает: ей, наверное, хочется изменять, вот она и изменяет. А мне ведь не хочется. Разве делать то, что не хочется — это свобода?

Categories: Мысли вслух | Tags: , | Leave a comment

Бежит быстро, зовется Истра...

Не так давно мне довелось мимоходом посетить город-герой Москву, и, в частности, проехать по Новорижскому шоссе поперек долины Истры. В этих местах я оказался впервые, но давно был наслышан о их красоте. Действительно, я испытал потрясение.

Дело, быть может, еще и в том, что все мое детство связано с Подмосковьем, пусть не западным, а северным. И мои представления о красоте природы, ландшафта, полагаю, сформировались не в последнюю очередь во время долгих пеших путешествий по просторным, чуть всхолмленным васильковым да клеверным полям и лугам, когда горизонты синеют дальними лесами, а на склонах холмов то тут, то там колышутся, повторяя колыхания склонов и долин, уютные, открытые всем ветрам и всем путникам деревеньки; пусть без больших удобств, тогда я этого не понимал, но органичные, плоть от плоти полей и лугов. Они не ломали пейзаж, но были в нем свои, лишь добавляя ему покоя, безмятежности и мягкой очеловеченной красоты.

Долина Истры была чудовищна.

Ее просто не было. Во всяком случае, ее не было видно. Взгляд не улетал дальше ближайшей крепостной стены. Высоченные замкнутые стены, обороняемые периметры, и за ними — какие-то причудливые крыши с инопланетно торчащими электронными наростами. А между периметрами — не поля, не луга, какое там. Вздыбленные кучи вывороченного песка и дерна, полосы отчуждения с неизгладимыми следами гусеничных траков, мертвые барханы, взрытые словно бы прошедшими тут чужими танковыми колоннами.

Это напоминало скопище феодальных замков. Сложную систему укрепленных районов, поспешно накинутых на раздавленную землю иноплеменными завоевателями.

Не стал бы специально писать об этом — об этом лишь ленивый не пишет, а толку чуть. Но буквально на днях в одном из интервью меня спросили: вот вы все о том, каких хороших людей растила советская фантастика, а ведь все молодые реформаторы, ну хоть Гайдар, тоже ведь выросли на Стругацких. Как же так?

Да, это вопрос.

Я уже не раз обращал внимание на то, что именно очень верившие в коммунизм люди раньше всех становились явными или потенциальными (просто не успев стать явными) антисоветчиками, причем антисоветчиками-западниками. От Сахарова до Ефремова.  Или хоть взять Аксенова, стремглав проскакавшего путь от «Коллег» и «Звездного билета» до «Острова Крым» (пару лет назад, кстати, я попробовал перечесть «Остров» — невозможно. Писано ненавидящим для ненавидящих. И культ Америки, разумеется).  Вот антисоветчики-почвенники никогда в коммунизм не верили. А антисоветчики-западники один за другим вырастали именно из него.

Я представляю себе этапы развития приблизительно так.

Мы верим в замечательное светлое будущее. Мы хотим его построить. Мы сами-то уже вполне созрели для коммунизма, мы — его островки в современном мире. Мы его строим.

Нам мешают. Кто? Мещане. Тупые скоты, рабы, гасящие свой разум, в той или иной мере непременно милитаризованные, в той или иной мере упивающиеся мрачным дурманом патриотизма, понятия не имеющие о свободе,  нисколько не интересующиеся наукой и не осознающие своего убожества.

Мы с ними боремся. Мы боремся с ними за светлое будущее.

Почему-то мы проигрываем. Почему-то все властные структуры против нас и за мещан. Почему-то государство, которому мы хотим помочь строить коммунизм, относится к нам, как к врагам.

Мы начинаем бороться с государством. Именно оно — главное наше препятствие на пути к светлому будущему. Единственный враг нашего светлого будущего.

Всякий противник этого государства — наш объективный союзник в этой борьбе.

В январе 91-ого года Стругацкие опубликовали в «Независимой газете» статью «Куда ж нам плыть?» В то время она мне на глаза не попалась (наверное, к счастью). Я познакомился с обширными выдержками из нее лишь относительно недавно, в написанной Антом Скаландисом книге о Стругацких. Ант цитирует статью с восхищением. Например: «Оказывается, бог все-таки есть, но не в Москве, а, скажем, в Стокгольме или, скажем, в Лос-Анджелесе...»

Я теперь думаю, вот в чем разница. Те, кто с замиранием сердца читал когда-то Стругацких, но при том рос из родной земли — ну, хотя бы в той минимальной степени, как я, просто влюбившись с детства в подмосковные луга и деревеньки, обожая пироги из русской печки, вполне толератно относясь к выгребному сортиру и с шести лет привыкнув рубить сечкой в долбленом деревянном корыте месиво для уток из крапивы, картошки и каких-то там еще отбросов типа шелухи — тот и мечтал, читая «Полдень» и «Стажеров», о светлом будущем для своей страны.

А те, кто ровно так же впитывал Стругацких, но при том топал в импортных ботиках исключительно по асфальту, а по большей части ездил в детсад и обратно на персональных родительских авто, чуть позже — на иномарках, те мечтали о светлом будущем безотносительно к своей стране.

На стороне их модели оказалась вся финансовая, организационная и пропагандистская мощь запада.  У них под рукой сызмальства были библиотеки, набитые пыльными Вольтерами и де Кюстинами. У них рядом с ходу были потомственные властители дум за всяким праздничным возлиянием, их бесконечные посткомандировочные рассказы о том, как в Европе хорошо и как нас там понимают, о том, как тут плохо и как нас тут гнетут. К их услугам были родительские знакомцы в редакциях столичных журналов и партийных газет — и уж, конечно, их полное сочувствие: такие талантливые детки растут, такие молодые, а уже все понимают, надо им помочь! А мы? Мы оказались безъязыки.  Как говорят этнографы: дописьменная культура. Такие не оставляют следов, разве что в качестве бронзовых наконечников для стрел в погребениях. На роль такого наконечника подойдет, скажем, «Буран». То-то радости археологам... Мы не то, что долго не понимали себя. Мы даже слов-то для такого понимания не имели. Все нужные слова оказались тогда словами лишь для анекдотов. «Мама, мама, а почему мы живем в дерьме? — Потому, сынок, что это наша родина...»

И только поэтому на обозримую историческую перспективу их вариант светлого будущего победил.

Categories: Долги чести, Мысли вслух | Tags: , | Leave a comment

Востоковедная новость

Статья о виктимности в танском праве вышла в журнале «Восток». Поэтому я заменяю вывешенный прежде текст и заменяю его на соответствующей странице просто ссылкой на pdf-файл журнальной статьи.

Так бы и дальше! :-)

Categories: Новости | Tags: | Leave a comment